21.04.2019 92
В избранное

"И тигры у ног моих сели!" Таксист об "озверевших" пассажирах

"И тигры у ног моих сели!" Таксист об "озверевших" пассажирах

Приезжаю как-то вечером на заказ в районе Цветного бульвара. И почти сразу на заднее сиденье пулей влетает парочка.— Шеф, очень опаздываем, поехали скорее, чаевыми не обидим! — тараторит девушка.Едем, но что-то меня смущает. Надо сказать, что салонное зеркало у меня настроено так, чтобы видеть сиденье, заднее стекло всё равно всегда рекламой заклеено. Она — эффектная высокая блондинка, в блестящем плаще. Он — очень интеллигентного вида мужчина, в костюме. Видно, что люди приличные. С каким-то шиком.Точно! Вот что меня напрягло: сумка у них спортивная и какого-то неопрятного вида. Большая. Никак с ними не сочетается.На светофоре останавливаемся, смотрю в зеркало на эту сумку, которая между ними стоит. А она шевелится. Из стороны в сторону. Вверх и вниз.Паркуюсь, включаю аварийку. Поворачиваюсь к своим пассажирам высказать возмущение. А сумка расстёгивается — и из неё вылезает лохматая морда. Тигр!Ну, не тигр, конечно, у страха глаза велики. Тигрёнок маленький. Вопрос "Что это у вас там" задавать уже глупо. Сижу с округлёнными глазами и открытым ртом.— Послушайте, не высаживайте нас, пожалуйста. Мы в цирке работаем, у нас инвентаризация внезапная, а Гриша, тигрёнок наш, вот только недавно родился, мы ещё документы ветеринарные на него не успели оформить. Приходится на время проверки его к себе домой брать, чтобы скандала не было. Вы не бойтесь, он вам тут ничего не испортит. Мы готовы вдвое больше заплатить. Не на метро же нам ехать? Он маленький — может заразиться там чем-нибудь, — говорит блондинка чуть не плача.С одной стороны — вполне безобидные ребята и очень хорошенький тигрёнок. А с другой — может, они контрабандисты, украли где-то тигра и везут. У меня из-за этого могут быть проблемы.— Я всё понимаю. Но на такси. С тигром. Вылезайте, — говорю я, а сам понимаю, что я очень сильно пытаюсь не смотреть на милоту эту пушистую, потому что взгляд он, конечно, притягивает просто, как магнитом.Блондинка в слёзы.— Мужик, вот смотри — моё удостоверение, я помощник дрессировщика. Мы правда в цирке работаем, историю эту не придумали — если проверка его увидит, плохо будет и нам, и ему, — говорит молодой человек.Тигрёнку Грише этот весь диалог не интересен. Он полностью вылезает из сумки. Вытягивается чуть не на половину сиденья и начинает требовательно стучать лапой плачущую блондинку по коленке. Она из кармана своего блестящего плаща достаёт детскую бутылочку с молоком.— Можно я его хоть покормлю у вас? А то Гриша волнуется очень, — почти всхлипывая говорит она.У меня в такси в центре Москвы из бутылочки кормят тигра. Нарочно не придумаешь. Как их выгнать в эту промозглую московскую весну, под снег с дождём? Гриша мурчать начал.— Ладно. Поехали. Тигр-то у вас хоть какой? Бенгальский? Погладить дадите? — спрашиваю я.— Бенгальский, — впервые за всё время поездки улыбнулась девушка. — Гладьте, только аккуратно, пока ест, а то может и когтями незнакомого поцарапать.От обещанных чаевых я отказался. Я не из-за денег согласился их везти, а потому что мне стало Гришку жалко.Общался потом с коллегами. Подобных баек у таксистов, оказывается, много. У одного цирковой пеликан кепку съел. Другой — пассажирке с козой отказал, ей пришлось через весь Петербург с животным пешком идти. Грише со мной повезло, надеюсь, у него и сейчас всё хорошо.

Приезжаю как-то вечером на заказ в районе Цветного бульвара. И почти сразу на заднее сиденье пулей влетает парочка.— Шеф, очень опаздываем, поехали скорее, чаевыми не обидим! — тараторит девушка.Едем, но что-то меня смущает. Надо сказать, что салонное зеркало у меня настроено так, чтобы видеть сиденье, заднее стекло всё равно всегда рекламой заклеено. Она — эффектная высокая блондинка, в блестящем плаще. Он — очень интеллигентного вида мужчина, в костюме. Видно, что люди приличные. С каким-то шиком.Точно! Вот что меня напрягло: сумка у них спортивная и какого-то неопрятного вида. Большая. Никак с ними не сочетается.На светофоре останавливаемся, смотрю в зеркало на эту сумку, которая между ними стоит. А она шевелится. Из стороны в сторону. Вверх и вниз.Паркуюсь, включаю аварийку. Поворачиваюсь к своим пассажирам высказать возмущение. А сумка расстёгивается — и из неё вылезает лохматая морда. Тигр!Ну, не тигр, конечно, у страха глаза велики. Тигрёнок маленький. Вопрос "Что это у вас там" задавать уже глупо. Сижу с округлёнными глазами и открытым ртом.— Послушайте, не высаживайте нас, пожалуйста. Мы в цирке работаем, у нас инвентаризация внезапная, а Гриша, тигрёнок наш, вот только недавно родился, мы ещё документы ветеринарные на него не успели оформить. Приходится на время проверки его к себе домой брать, чтобы скандала не было. Вы не бойтесь, он вам тут ничего не испортит. Мы готовы вдвое больше заплатить. Не на метро же нам ехать? Он маленький — может заразиться там чем-нибудь, — говорит блондинка чуть не плача.С одной стороны — вполне безобидные ребята и очень хорошенький тигрёнок. А с другой — может, они контрабандисты, украли где-то тигра и везут. У меня из-за этого могут быть проблемы.— Я всё понимаю. Но на такси. С тигром. Вылезайте, — говорю я, а сам понимаю, что я очень сильно пытаюсь не смотреть на милоту эту пушистую, потому что взгляд он, конечно, притягивает просто, как магнитом.Блондинка в слёзы.— Мужик, вот смотри — моё удостоверение, я помощник дрессировщика. Мы правда в цирке работаем, историю эту не придумали — если проверка его увидит, плохо будет и нам, и ему, — говорит молодой человек.Тигрёнку Грише этот весь диалог не интересен. Он полностью вылезает из сумки. Вытягивается чуть не на половину сиденья и начинает требовательно стучать лапой плачущую блондинку по коленке. Она из кармана своего блестящего плаща достаёт детскую бутылочку с молоком.— Можно я его хоть покормлю у вас? А то Гриша волнуется очень, — почти всхлипывая говорит она.У меня в такси в центре Москвы из бутылочки кормят тигра. Нарочно не придумаешь. Как их выгнать в эту промозглую московскую весну, под снег с дождём? Гриша мурчать начал.— Ладно. Поехали. Тигр-то у вас хоть какой? Бенгальский? Погладить дадите? — спрашиваю я.— Бенгальский, — впервые за всё время поездки улыбнулась девушка. — Гладьте, только аккуратно, пока ест, а то может и когтями незнакомого поцарапать.От обещанных чаевых я отказался. Я не из-за денег согласился их везти, а потому что мне стало Гришку жалко.Общался потом с коллегами. Подобных баек у таксистов, оказывается, много. У одного цирковой пеликан кепку съел. Другой — пассажирке с козой отказал, ей пришлось через весь Петербург с животным пешком идти. Грише со мной повезло, надеюсь, у него и сейчас всё хорошо.

Понравилась статья? Расскажите о ней друзьям!
Можно ли давать кошкам хлеб?

Можно ли давать кошкам хлеб?

Петя Кошкин 19.12.2017 14773
Можно ли давать собаке курицу?

Можно ли давать собаке курицу?

Петя Кошкин 27.09.2017 28850
Можно ли давать кошке свинину?

Можно ли давать кошке свинину?

Петя Кошкин 16.03.2017 21518
Авторизуйтесь через социальную сеть: