heart profile profile-gray profile-gray
НАЙТИ
80
07.08.2018

Гуси домашние и дикие

romenskie-300x207

Гуси появились у нас в 1989 году, и потребовались они нам прежде всего для того, чтобы под ними выращивать диких гусей с последующим выпуском последних в природу.

Перед тем как завести гусей, мы изучили по справочникам всевозможные гусиные породы. Ведь нам нужны были не просто гуси, а именно те, кто способен решить нашу «производственную задачу». Из более чем 20 пород отобрали мы 3. Это были гуси не очень крупные, около шести килограмм, средней яйценоскости, но зато у них было преимущество в высиживании яиц, большой процент вывода, а также заботливое отношение к своему потомству, что помогало вырастить гусят почти без потерь. К тому же эти породы отличались неприхотливостью в еде и приспособленностью к нашим достаточно суровым условиям содержания. Кроме того, они имели серый окрас по типу диких гусей, а средние характеристики породы, по опыту, всегда имеют большую продуктивность при меньших затратах. Ведь высокопродуктивные гуси западноевропейского и китайского происхождения лучше сохраняют свои качества по месту их выведения, а зачастую это значительно южнее. Да и для откорма этих гусей до 8-10 килограммов требуется много концентрированных кормов даже в летнее время. Мы же не имели возможности кормить летом гусей зерном и прекрасно обходились практически одной травой.

К породам, выбранным нами, относятся гуси восточноевропейского происхождения, отличающиеся высокой жизнеспособностью в нашем климате – уральские, роменские и владимирские. На ближайшей инкубаторной станции продавали именно роменских гусей, и на них мы и остановили свой выбор.

Вооружившись большой плотной коробкой с опилками, мы приобрели 20 гусят. Проблем с их выращиванием у нас не возникло, хотим только отметить некоторые мелочи, позволяющие сохранить максимум молодняка. С первого по десятый день вместо воды поим гусят зеленым чаем. Позже тоже полезно поить гусят чаем после прогулок. Каши даем смешанные с творогом и только рассыпчатые, чтобы они не прилипали к клювикам, туда же мелко режим крапиву и зеленый лук, добавляем отруби и обязательно пивные дрожжи, иначе у гусят может возникнуть дефицит витамина «В» и они «сядут» на лапы. Пить ставим только в небольшой низкой посуде, чтобы гусята не намокли, для них в этом возрасте это смертельно. В плошки с водой можно положить плоский камень, и тем самым предотвратить переворачивание поилки и намокание гусей.

Поскольку наши гусята росли без матери, на улице был сооружен прямоугольный садок из сетки без дна. Одну сторону крыши прикрыли шифером и под ней поместили лампу для обогрева. В таком садке можно растить гусят без присмотра, к тому же садок можно ежедневно переставлять на новое место, и у гусят всегда будет свежая трава для еды.

К осени мы оставили на племя трех гусынь и одного гусака – самых ручных, спокойных и не драчливых, ведь нам необходимо было создать небольшую, но дружную гусиную семью, чтобы они могли выводить и выращивать приемышей.

Весной гуси занеслись рано, еще в феврале, чего мы не ожидали. При температуре от -2°C и ниже и при +25°C и выше гусаки совершенно не активны и яйца остаются неоплодотворенными. Первые полноценные яйца гусыни начали нести только в апреле, и оплодотворенность их составила 90%.

Накопив яиц, мы посадили гусынь на кладки из 9-13 яиц, а остальные яйца заложили в инкубатор. В инкубаторе гусята вывелись на 1-2 дня раньше, чем под гусынями. Через три дня мы объединили всех гусят и отдали на воспитание родителям. К следующей осени нам удалось создать два стада. Эти стада жили в разных гусятниках, но паслись вместе и успешно выводили своих и приемных гусят. При этом гусаки терпели друг друга, не проявляя агрессии, но дружно нападали на посторонних людей, кошек и собак. Внимательное отношение взрослых гусей к молодым позволяло нам вырастить за лето 50-70 гусят без особых потерь. За все время даже проворным сорокам не удалось похитить ни одного гусенка. Гусыни оберегали потомство совместно, но обогревали сначала только своих. Позже, когда гусята подросли, они ложились плотным пятном все вместе. На периферии стаи ложились гусаки. Ястреба, нередко появлявшиеся рядом, долго наблюдали за стаей, но, понимая бесполезность нападения, улетали прочь.
_preview_на зимнюю квартиру

Пастись гуси уходили за 300-400 метров к колхозным зерновым полям и кормились поспевающим зерном. То, что они воруют, птицы, наверно, понимали, так как, чтобы попасть на колхозные поля, им надо было пройти по дороге метров сто, перейти ее и идти еще метров 70 по полевой дороге. К дороге гуси подходили спокойно, по обочине кормились не спеша, но, когда они подходили к месту перехода, поведение менялось. Гусаки выходили на дорогу и выясняли, не идет ли кто посторонний. Если они видели человека или машину, то продолжали не спеша пастись, но как только человек или машина скрывались из вида, то, подав клич, гуси срывались с места и бегом преодолевали оставшиеся 70 метров до поля. Гусыни с гусятами растворялись среди колосьев, а гусаки, вытянув шеи, медленно уходили в поля последними. Там они пропадали два-три часа. Потом из колосьев появлялись гусаки (или один из них) и оценивали обстановку. Струйками с полей вытекали гусыни с гусятами, но малейшие изменения (голоса идущих людей, шум машин) заставляли гусей снова исчезнуть в колосьях. За все годы гуси ни разу не попались на глаза постороннему человеку. Когда собирали урожай, гусей даже близко не было с полем, а после уборки гуси, уже не таясь, ходили на поля подбирать оставшееся зерно.

Как-то весной к нам пришли рабочие – лесорубы. Они рассказали, что посреди вырубки на моховой поляне обнаружили гнездо пары серых гусей. Гусак яростно отгонял собак лесорубов, а гусыня, сидя на гнезде, вытягивала шею и шипела.

Через несколько дней лесорубы заметили, что гусыня как-то странно лежит на гнезде, а гусака около нее не видно. Рабочие попросили нас посмотреть, что с гусыней и, может быть, забрать ее в Центр на лечение.

Когда мы пришли на вырубку, гусыня была уже мертва. Она оказалась ранена в крыло во время весенней охоты и продолжать полет на Север, где гнездятся дикие гуси, не могла. Поэтому эта пара и загнездилась у на вырубке, что бывает в наших краях крайне редко. Однако то ли рана, то ли еще какая причина способствовали этому, но гусыня сильно истощилась и не смогла высидеть кладку. Перед смертью она вытянулась и вытолкнула себя из гнезда, лежала рядом. Гусак, видимо, пропал или улетел, понимая бесполезность гнездования.

Мы решили, что кладка еще не погибла, и забрали яйца в Центр.

Из девяти яиц вылупилось пять гусят. Вылупившиеся дикие гусята были с радостью приняты нашими домашними гусями, и их стали обогревать и защищать, как родных.

Гусята нормально росли в общем стаде, хотя отличались от домашних щуплостью и долговязостью.

Наступила осень, гусята выросли, оперились и научились летать. Все чаще они кормились на убранных полях, а домой уже не приходили, а прилетали. Домашние гуси тоже пробовали подняться на крыло, но, пролетев не больше десяти метров, падали на землю, как тяжелые снаряды. В октябре мы закольцевали своих воспитанников номерными и голубыми пластиковыми кольцами.

Заканчивалась осень. На поля стали прилетать дикие гуси, и наши серые тоже начали летать с ними, но все же вечером возвращались со своим стадом домой. Мы уже стали опасаться, что дикие гусята не улетят от нас в этом году, но инстинкт взял свое.

Однажды, когда очередная стая прилетела кормиться на поля, наши серые гуси на ночь домой не вернулись. А утром, когда дикая стая поднялась на крыло, мы не стали выпускать из дома своих домашних. Тогда наши воспитанники, увлекаемые криками диких гусей, покинули нас.

Мы довели до конца дело продолжения рода, начатое весной гусыней. Возможно, наши гусята каждый год так и пролетают над нами весной и осенью, оглашая криками окрестности.